Stolica.ru
Реклама в Интернет

 Поиск  Стартовая страница > Аномальные явления > Проблемы космоса  Карта 

Гагарин: от триумфа до гибели
Легенды и версии последнего полета

Александр ЖУЛЕНКО

Рейтинг Эзотерических ресурсов Rambler's Top100

Более 26 лет прошло с того момента, как мир узнал о страшной трагедии - гибели Героев Советского Союза Ю. А. Гагарина и В. С. Серегина. Это случилось в небе Владимирской области около деревни Новоселове. Юрий Гагарин совершал свой последний тренировочный полет с инструктором, после которого он мог бы летать самостоятельно... Для установления причин катастрофы была создана Правительственная комиссия. В ее состав входили видные ученые, военные, криминалисты. Однако они не смогли прийти к какому-либо единому выводу о причинах аварии самолета. Многих данных тогда недоставало, а некоторым фактам не уделялось достаточного внимания. Выводы комиссии и последовавшее официальное заключение противоречили здравому смыслу, кстати, большинство членов не были согласны с окончательными официальными выводами..

Именно это и послужило поводом к возникновению множества слухов и легенд, от самых фантастических до вполне реальных. Одной из самых популярных была версия о том, что причина гибели летчиков - диверсия. Подоплекой было то, что Гагарин якобы стал неугоден правящей верхушке, что он, пользуясь правами народного депутата, пытался противостоять режиму. Диверсия была так тщательно подготовлена, что никто не смог обнаружить никаких следов. Косвенно подтвердили эту версию показания свидетелей полета, якобы слышавших взрыв со стороны, где пролетал самолет Гагарина. Другой из свидетелей, находившихся перед полетом на аэродроме, заметил, что самолет Гагарина не полностью готов к полету и перед самым стартом устранялись неисправности. Именно тогда взрывное устройство могло попасть в самолет.

Второй была версия о том, что Ю. Гагарин сильно злоупотреблял спиртным и в момент полета был пьян. Из-за этого он не справился с управлением, а с его инструктором В. Серегиным в самый критический момент случился приступ почечной недостаточности. Якобы подтверждением этому послужила медицинская экспертиза, которая обнаружила содержание алкоголя в теле Гагарина.

Существовала даже легенда о том, что Гагарин после того, как совершил первый в мире полет в космос, много ездил по миру и в одной из стран был завербован западными спецслужбами. Почувствовав за собой слежку и поняв, что его "рассекретили", он решил покончить с собой, тем самым сохранив славу первого космонавта. Тренировочный полет с инструктором стал той подходящей возможностью, которая ему позволила осуществить задуманное.

Нельзя не упомянуть и экзотические слухи о том, будто в зоне полета, где Гагарин и Серегин выполняли задание, находился НЛО. Посредством телепатического внушения, исходившего из корабля пришельцев, экипаж был парализован, и самолет потерял управление...

Подобных легенд и слухов существовало и существует по сей день великое множество, но все эти домыслы несостоятельны. Они возникли из-за того, что Правительственная комиссия не обнародовала полной информации о случившемся. Эти слухи можно было предотвратить, рассказав еще в 1968 году всю правду о том, что же произошло в н бе Владимирской области.

В середине 80-х годов в прессе начали появляться публикации о гибели Гагарина и Серегина, в которых высказывали свою точку зрения члены Правительственной комиссии, ученые, военные и просто свидетели тех печальных событий. Среди них - доктор технических наук, лауреат Государственной премии СССР профессор С. М. Белоцерковский, летчик-космонавт А. А. Леонов и другие известные деятели. Однако в их статьях большое место уделялось событиям, мало связанным с последним полетом Гагарина. Недосказанность, неточности, умалчивание некоторых фактов породили множество новых версий и слухов, которые еще более осложнили выяснение истинных причин гибели первого космонавта. В этой статье хотелось бы проанализировать наиболее правдоподобные и логичные версии, сравнить их и, может быть, более четко представить то, что могло произойти с экипажем в его последнем полете.

Утром 27 марта 1968 года

После защиты дипломной работы в Академии Жуковского Ю. А. Гагарин приступил к летной практике - тренировочным полетам на самолете МИГ-15 УТИ. В период с 13 по 22 марта он совершил 18 полетов общей продолжительностью 7 часов. На 27 марта был назначен последний контрольный полет с летчикоминструктором В. С. Серегиным. Погода в то утро была пасмурная. Вот как ее описала летчик-испытатель 1-го класса М. Л. Попович: "Хмурое мартовское утро. Слякоть, температура 5-7 С. Размытая сплошная облачность. Нижняя кромка облаков 100 метров, дымка, видимость несколько ухудшена. Верхний слой облаков на высоте 4500 метров".

Строгий предполетный медицинский .контроль оба летчика прошли успешно. Самолет и наземный комплекс наблюдения были тщательно подготовлены к полету. В 10.19 самолет с позывными 625-й, пилотируемый Гагариным и Серегиным, поднялся в воздух. По заранее намеченному плану им предстояло совершить два полета в зону и по кругу продолжительностью по 30 минут каждый. Полет должен был проходить между верхним и нижним слоями облаков, где была хорошая видимость. Итак истребитель взлетел, с экипажем поддерживалась постоянная радиосвязь, на командном пункте за самолетом постоянно следили радиолокационные станции. Все проходило по плану, о чем свидетельствуют данные радиообмена с летчиками. В 10.30 Гагарин сообщил об окончании задания и попросил разрешения развернуться и лететь на базу. Это' было его последнее сообщение, связь с самолетом вдруг оборвалась. Трудно было предположить, что же могло случиться с 625-м. Но, когда, по расчетам, у самолета кончилось топливо, все, кто был на аэродроме, поняли - произошло что-то серьезное. В зону пилотирования немедленно были высланы вертолеты. Поиск продолжался более 3 часов. Наконец в 14.50 одному из вертолетов удалось обнаружить обломки самолета МИГ-15 УТИ примерно в 65 км от аэродрома. К месту падения тут же были высланы специалисты. Вот как описывает помощник главкома ВВС по космосу генерал-полковник авиации И. П. Каманин то, что он увидел: "Самолет упал в густом лесу, угол падения приблизительно 47-50 , скорость в момент удара о землю была 660-680 км/ч. При ударе и последовавшем взрыве самолет развалился на мелкие части. Передняя часть самолета ушла в землю примерно на 4 метра. Крылья, хвостовое оперение, подвесные топливные баки и кабина разрушились и были разбросаны в полосе 300 на 200 м. По некоторым признакам стало ясно, что экипаж погиб и что погибшие это Ю. А. Гагарин и В. С. Серегин".

В результате произведенных поисковых работ удалось обнаружить и собрать 95% деталей, частей и агрегатов самолета, что позволило утверждать то, что все или почти все устройства, узлы, приборы и агрегаты на самолете были и в момент столкновения с землей нормально работали.

Что же могло быть причиной гибели летчиков? Чтобы ответить на этот вопрос тогда, необходимо было собрать воедино все имеющиеся факты и провести тщательный анализ полета. Но в 1968 году этого сделано не было. Правительственная комиссия после недолгого изучения собранных фактов дала заключение о том, что МИГ-15 УТИ, пилотируемый Гагариным и Серегиным, при выполнении учебного полета в зоне сорвался в штопор и, совершив несколько витков при выводе из крутого пикирования, врезался в землю.

Но сразу было установлено то, что нижний край облачности в районе падения находился на высоте 400 метров, вместо обещанных метеопрогнозом 800-900. Именно 200- 300 метров не хватило летчикам для окончательного выхода из пикирования.

Но из-за чего же самолет свалился в штопор? По мнению комиссии, самолет столкнулся с шаром - зондом метеорологической службы. Реальных доказательств эта версия не имела, так как остатков шара - зонда не было найдено в радиусе 3 километров от места падения. Надо сказать, что не все члены комиссии были согласны с такими выводами. Ведь самолет. пилотируемый таким опытным летчиком, как В. С. Серегин, в случае непредвиденных обстоятельств мог совершить вынужденную посадку," или-"-кра.инем случае экипаж мог катапультироваться. Но в 1968 году дополнительному расследованию не дали ход.

Вся беда в том, что даже на данный момент мы не обладаем полной информацией о всех подробностях полета и потому не можем однозначно что-либо утверждать. Однако существует несколько версий, которые на первый взгляд реально отражают картину происшедшего. Далее приводятся две версии, по разному объясняющие причину гибели первого космонавта.

Версия ученого-теоретика

Спустя более 16 лет после катастрофы профессором С. М. Белоцерковским было проведено детальное исследование причин гибели Гагарина и Серегина. Оно продолжалось несколько лет, и в нем принимали участие многие ученые, летчики и просто люди, желающие помочь в разрешении этой трудной проблемы. В процессе расследования была задействована современная вычислительная техника, проводились уникальные эксперименты. Выводы Белоцерковского на сегодняшний день наиболее полно объясняют причины происшедшего и на первый взгляд кажутся очень близкими к истине.

Автор исследования подчеркивает, что причин, которые моли повлиять на полет Гагарина и Серегина, могло быть несколько. Отдельно они не представляют опасности, но их совокупность оказалась смертельной для экипажа. С. М. Белоцерковский отрицает то, что самолет был неисправен и что летчики не были готовы к полету. Так же отрицается столкновение самолета с шаром-зондом, стаей диких птиц и тому подобным, то есть отрицаются основные выводы официальной комиссии по расследованию. "Нет оснований для предположений о диверсии, взрыве, пожаре или потере сознания экипажем, все время полета летчики сохраняли работоспособность и умело пилотировали самолет",- утверждает Белоцерковский. По его мнению, основной причиной потери управляемости самолетом стало опасное сближение самолета Ю. А. Гагарина с другим самолетом, проходившим облет после ремонта в соседней зоне. Именно после попадания 625-го в спутную струю от впередилетящего 614-го мог произойти срыв в штопор. По версии профессора, это произошло в 10.31. Вероятно, с этим была связана потеря радиосвязи с самолетом. Находясь в трудном положении из-за плохой видимости в облаках, пилоты начали выводить самолет из штопора. Их действия были умелыми и единственно правильными в этой ситуации. Но из-за ошибки метеослужбы в определении высоты нижнего края облачности самолет вышел из облаков на меньшей высоте, чем предполагалось. "Летчики сделали все возможное для спасения себя и машины, но им не хватило 250-300 метров высоты",- заключает С. Белоцерковский. С его выводами можно было бы согласиться, если бы не некоторые моменты, вызывающие сомнение. А именно, основной довод профессора об опасном сближении с другим самолетом, послужившем причиной катастрофы. Выполняя пилотаж в зоне, летчики находились между облаками, где видимость была удовлетворительной. Они не могли не заметить пролетающий рядом самолет. Не могли не заметить второго самолета в зоне полетов и наземные службы, следившие за самолетом Гагарина при помощи радаров. И потом, какое опасное сближение может так повлиять на самолет? С. Белоцерковский определяет это расстояние в 500 метров. Но любой опытный летчик вам скажет, что на таком расстоянии влияние вихревого следа от впередилетящего самолета сводится к нулю. По-настоящему опасное расстояние - это 30-50 метров. Но и в этом случае срыв в штопор маловероятен. Чаще всего самолет "болтает" и встряхивает. Вероятно, причиной, повлекшей за собой смерть летчиков, было нечто иное, о чем профессор Белоцерковский не говорит.

Версия инженера-исследователя

Эта версия возникла после изучения мной материалов о катастрофе, которые дошли до наших дней. Оказалось, совсем не все так четко и ясно, как изложил профессор Белоцерковский. Показания свидетелей сильно расходятся и дают возможность трактовать происшедшее по-разному. Толчком для моих размышлений послужила судьба моего деда - генерал-лейтенанта Александра Чесалова. Как начальник Летно-испытательного института он возглавил первую комиссию по расследованию гибели Гагарина. Отстаиваемая им версия никак не удовлетворяла тогдашнее политическое руководство страны. И возникший конфликт оказался для деда роковым - он умер от инфаркта через 20 дней после трагической аварии самолета с Гагариным и Серегиным.

Версия моего деда подтвердилась позже в особом мнении летчика-испытателя В. С. Ильюшина. Именно после бесед с ним у меня сложилась своя версия, объясняющая причины катастрофы.

Бесспорно, что причин, повлиявших на ход событий, было несколько. Но главная состояла в том, что Гагарин не был опытным летчиком. Невелика была его летная практика, налетал он всего 7 часов. А. А. Леонов вспоминает о том, что темп полетов был очень напряженный, и сослуживцы предостерегали Юрия от перегрузок. Но Юрий только отшучивался и говорил, "что мы на то и космонавты, чтобы их (перегрузки) выдерживать". Кроме того, в чем сходятся все свидетели, Гагарину долго не разрешали летать, несмотря на его настойчивость. К моменту последнего полета с инструктором на аэродроме сложилась очень нервозная обстановка. Разрешение летать было получено после долгого сопротивления руководства и буквально накануне. Естественно, что Гагарину хотелось доказать себе и другим, что он может и умеет летать. Но, возможно, что в самый ответственный момент ему не хватило опыта и выдержки.

Пользуясь схемой полета, которую восстановил С. М. Белоцерковский, можно заметить, что срыв самолета в штопор произошел при выполнении экипажем разворота на аэродром. Вероятнее всего, что самолет, пилотируемый в тот момент Гагариным, из-за его ошибки в управлении сильно потерял скорость и свалился в штопор. Далее события развивались очень быстро. Находясь в облаках, летчики не смогли точно определить положение самолета относительно земли. Кроме того, они не могли ориентироваться по приборам потому, что, когда самолет штопорит, их показания, как правило, неверны. Еще более усложнить ситуацию мог сам Гагарин, пытаясь выводить самолет из штопора, не имея в этом достаточного опыта. Скорее всего на этом этапе была совершена роковая ошибка, ценою в жизнь, пилотов. Самолет падал, теряя высоту, и становился еще более неуправляемым. Пытаясь выправить положение, управление взял на себя В. Серегин, который был опытным летчиком, прошел войну, имел боевые награды. На последнем участке полета, когда самолет выходил из крутого пикирования. им, бесспорно, управлял Серегин. Ему почти удалось вывести самолет из опасной ситуации, но слишком поздно он взял управление на себя. Из-за ошибки метеопрогноза в определении состояния облачности в районе полета летчики неправильно определили высоту. Вылетев из облаков, они обнаружили, что земля ближе на 200-300 метров, чем они рассчитывали. Этих-то метров им и не хватило.

Повышенное внимание к загадке трагической гибели первого космонавта проявляется и по сей день. Свидетельство этому - множество публикаций. Но в подавляющем большинстве из них даже не допускается мысли, что смерть экипажа была последствием ошибки Гагарина в управлении самолетом. На мой взгляд, очень долгое время нам внушали, что Юрий Гагарин - первый в мире космонавт - "герой нашего времени", создавали образ суперчеловека. Ведь, наверное, он был таким же человеком, как и мы с вами. И, будучи космонавтом, Гагарин мог совсем и не быть высококлассным летчиком, что ничуть не умаляет его заслуг. К сожалению, в 68-м этого понять не могли или не захотели. Может быть, теперь нам не стоит забывать этот горький опыт?

Юрий Гагарин и Рихард Зорге

Михаил ИВАНОВ,
генерал-майор
Чудеса и приключения N 01/1995

В жизни у меня было много замечательных встреч и знакомств, часто случайных и непредвиденных, но незабываемых. Возникали они, как правило, стихийно, в ходе командировок, иногда в период летнего отдыха, а чаще - в деловых поездках по нашей стране и за рубежом. Такой была и спонтанная встреча и знакомство с первым космонавтом нашей Земли - Юрием Алексеевичем ГАГАРИНЫМ.

Это произошло в мае 1962 года во время приезда Гагарина с дружественным визитом в Японию после его знаменитого первого полета вокруг Земли. Я в то время был на дипломатической работе в советском посольстве в Токио. Для меня это была уже не первая поездка в страны Дальнего Востока, поэтому я довольно хорошо ориентировался в обстановке. Моя семья - жена Элла Александровна и тогда еще маленькая дочка Люба - жила со мной в Токио. Мы снимали городскую квартиру в районе Адзабу, что было удобно со всех точек зрения: близко к посольству, доступный комфорт и определенная свобода проживания и дипломатической деятельности.

Говоря о свободе, я не имею в виду какие-то мои тайные действия. Просто мои личные и по службе знакомые из среды японцев и европейцев охотнее шли на общение в городе, чем на "казенной" территории посольства.

О визите Ю. А. Гагарина в Японию мы, посольские работники, знали заранее и готовились, можно сказать, как к необычному событию. Кстати, оно таким и стало. Визитов представителей советской общественности в Страну восходящего солнца в те годы было еще сравнительно мало, значительно меньше, чем американцев, которые после окончания оккупации чувствовали себя в Японии как в своей вотчине.

Визит Ю. А. Гагарина был из ряда вон выходящим явлением на волне тех дней. Первый полет человека в космос стал одним из "семи чудес XX века". Все в Японии с нетерпением ждали встречи с Колумбом космоса.

Наступило утро 7 мая 1962 года. Погода стояла отменная, солнечная, воздух был до хрустального звона прозрачен. Отечественный лайнер "ТУ-104" с космонавтом Гагариным появился над столичным аэродромом Ханзда в точно назначенное время и приземлился безукоризненно. Широкого оповещения, увы, не было. Но достаточно было и одного короткого сообщения в одной из токийских газет о приезде Гагарина - и ликование вспыхнуло, подобно вспышке магния.

Мы из советского посольства прибыли на аэродром к моменту приземления майора Гагарина почти в полном составе во главе с послом Федоренко Н. Т. Главным спонсором визита Гагарина было руководство Социалистической партии, выделившей для встречи господина Мацумото Сюничи - видного общественного деятеля.

Посадка лайнера и неторопливый выход гостя и его обаятельной супруги были сопряжены с всеобщим вниманием и той волшебной на мгновение тишиной, какой в Японии встречают только чету монархов. Рядом у самолета собраны официальные лица японского МИДа и Канцелярии кабинета, представители парламента и политических партий, руководители Общества дружбы СССР - Япония, других общественных организаций, дипломаты и журналисты.

Вот в дверях лайнера появляется хорошо знакомая всем фигура космонавта Юрия Алексеевича Гагарина с его неповторимой улыбкой. Прибывшие отвечают на первые дружеские возгласы встречающих: "Еку ирассяимаста!", "Добро пожаловать!", "Велкомс!" - на разных языках мира.

Зажатые горячими объятиями встречающих, Юрий Алексеевич и Валентина Ивановна с трудом пробиваются в зал почетных гостей, где происходит первая из многих за эти дни встреча с прессой и общественностью. И вот первая приходящая на ум советскому космонавту импровизация о впечатлении о Японии:

"...Япония из космоса виделась, как и вся Земля, очень маленькой, точно затерявшийся в океане Вселенной островок. А она, как я вижу, не такая уж маленькая". И в качестве рефрена: "Берегите нашу и вашу землю от тайфунов, от цунами, от войн!" - призывал Гагарин.

После просьбы из зала: "Господин Гагарин, скажите на память по-русски какую-либо фразу-автограф" - десятки магнитофонов тянутся к нашему космонавту. Ответ не заставляет себя долго ждать: "Люди, я люблю вас. Будьте счастливы!" "А если по-серьезному,- добавляет Гагарин,- космос - это дело большое, ему, несомненно, принадлежит будущее..." И как бы в шутку добавляет: "Аригато! Банзай". Это первые слова, которые Юрий Алексеевич успел выучить перед визитом в Японию.

Неделя пребывания Юрия Гагарина в Японии была до предела насыщена мероприятиями, начиная от поездок по достопримечательным местам страны до личных и групповых встреч.

Юрий Алексеевич поднимался на трибуну парламента и на кафедры университетов, выступал в прямом эфире и перед членами Общества дружбы СССР - Япония. Особенно мне запомнилось посещение университета Васэда в Токио - одного из старейших и престижных учебных заведений страны. После яркого часового выступления о целях и путях освоения космоса, Юрий Алексеевич почти еще два часа вел творческую полемику о науке и сути поисковой деятельности человека, о советском общественном строе и интересах советских людей, о молодежи, образовании, спорте и еще о многом. Да как вел наш космический посол этот спор! Никакие "громыко" и "Шеварднадзе" не могли сравниться с дипломатическим искусством нашего космического героя. Он говорил в различных вариантах примерно следующее: прошлая вражда должна уступить место всесторонней дружбе между народами. Особенно опасно враждовать в космосе, где существуют безграничные возможности применения смертоносного оружия. Космос - один, и он должен служить всему человечеству.

Программа визита Гагарина была перегружена до предела, и тем не менее наш космонавт находил возможность расширить ее такими дополнениями и подробностями, которые говорили о его широком кругозоре и любознательности. Наш посол Н. Т. Федоренко и его супруга не отставали от гостя буквально ни на шаг и создавали как бы колорит официального визита. Да и мы, дипломатб1, использовали всякую возможность быть поближе к визитерам и узнать как можно больше подробностей из их жизни. Мне и моей семье в этом отношении повезло. Я, как и все советские люди в то памятное время, был в восторге от нашей космонавтики, гордился ее успехами, конечно, не демонстрируя этого внешне. А вот моя жена и дочь, те не могли скрыть свой восторг и были вознаграждены Гагариным и его милой Валечкой.

Буквально с первого часа, как только стало известно о полете Гагарина в космос, они собирали всю информацию (фото, стихи, отзывы) о полете и космонавте, в результате чего собрался уникальный фотоальбом. Вот с ним в руках они и прибыли к Гагарину, конечно, по его предварительному разрешению, в его резиденцию в гостиницу "ИмпериалОтель", чтобы показать альбом и получить автограф. Дерзкая выходка удалась, и на входной странице альбома ныне красуется надпись: "Милым: Элле Александровне, Любочке и М. И. на добрую память о замечательной встрече за хороший, старательно собранный альбом. С благодарностью, Ю. Гагарин".

Мне, в свою очередь, хотелось что-то сделать для космонавта, и я организовал посещение одного из лучших в Токио фото-, киноателье фирмы "Минольта". По предварительной договоренности машина с Гагариным и Русяевым подъехала к ателье-универмагу за полчаса до закрытия. Последние покупатели уже покидали магазин, а новых не пускали. Гагарина провели через боковую дверь, и хозяева были готовы показать из своей продукции все самое лучшее. Были выставлены образцы первоклассной фото-, киноаппаратуры, полный набор принадлежностей. Всего не перечислишь. Когда зажгли полный свет, у Юрия Алексеевича разбежались глаза. Он тут же в шутку заметил, что постарается на свои представительские деньги (250 долларов) закупить весь магазин. С нескрываемым любопытством Гагарин брал то один, то другой аппарат, заглядывал в глазок, прицеливался через объектив и нажимал спусковую кнопку и восхищался без стеснения. А в это время хозяева, с разрешения Гагарина, фотографировали гостя и нас в разных видах. Пока шел осмотр экспонатов, хозяева фирменного универмага в знак особого уважения к гостю организовали загрузку многочисленных подарков специально вызванной для этой цели к магазину машины-полуторки. Когда Гагарин стал возражать, отказываться принять подарки, хозяева объяснили свою щедрость словами: "Нам это ничего не стоит. Когда покупатели узнают, что каждым из изделий пользуется первый космонавт Гагарин, в покупателях не будет отбоя". Это было здорово придумано японцами. Посещение универмага для хозяев оказалось хорошей рекламой.

Реакция на визит Гагарина в Японию со стороны американцев была весьма сдержанной. Наши успехи в космосе в те годы не на шутку беспокоили США. Первый спутник Земли, первый космонавт, групповые полеты - были свидетельством наших успехов. Триумфальные поездки первого космонавта Гагарина по странам мира приносили нам известные престижные дивиденды. Американцы подумывали о том, как в условиях "холодной войны" поубавить наши успехи. Особенно их шокировала поездка Ю. А. Гагарина в Японию и другие страны Востока, и они подумывали о контрпропаганде. С этой целью на дни визита Гагарина в Японию был запланирован приезд на острова министра юстиции США Роберта Кеннеди - брата популярного тогда президента.

Однако тщательно спланированная поездка министра США полностью провалилась. Успех Гагарина был настолько ошеломляющим, что визит Р. Кеннеди заметно потускнел. А когда он попытался накануне выступить с лекцией в университете Васэда, то был встречен протестующим свистом, антиамериканскими выкриками и гнилыми овощами. Кеннеди ничего не оставалось, как отказаться от выступления, ретироваться через черный ход и срочно вернуться в США. Наоборот, встреча Ю. А. Гагарина в Васэда, как уже говорилось выше, прошла с огромным упехом. Перевод на японский и русский языки вел наш лучший переводчик-драгоман Борис Лаврентьев, сумевший донести до аудитории весь аромат человеческого обаяния Гагарина. В заключение выступления в университете Васэда Юрий Алексеевич выразил надежду на то, что "...недалеко то время, когда в космос и на другие планеты Вселенной полетят обитаемые корабли и лаборатории, и в одних экипажах с русскими будут также японцы, американцы и представители других национальностей..." Последнее заявление былсГвстречено восторженной овацией.

Визит близился к концу, когда Ю. Гагарин стал выяснять возможность полета на вертолете над Токио. Такой полет над Парижем окончился громким триумфом. Об этом мне поведал известный летчик-испытатель вертолетов Василий Петрович Колошенко. Во время авиационной выставки в Ля Бурже Ю. А. Гагарин уговорил командование разрешить ему подняться на советском вертолете, пилотируемом советским пилотом, и осмотреть Париж с воздуха. Так космонавт попал на этот экзотический полет и даже на короткое время "прорвался" к штурвалу. В пассажирском салоне вертолета находились, как это принято на авиавыставках, почетные пассажиры. Когда после посадки вертолета стало известно, что Ю. А. Гагарин вел вертолет, гости-пассажиры пришли в такое возбуждение, что едва не "растерзали" и не оборвали с космонавта всех мыслимых и немыслимых "сувениров" (очки, запонки, пуговицы).

Визит первого космонавта СССР Ю. А. Гагарина в Японию подходил к концу. По общему признанию японской прессы и общественности, дни визита космонавта в Японию окрестили "неделей Гагарина", поскольку он был в эпицентре всех событий этих семи дней мая 1962 года. Визит завершался грандиозной пресс-конференцией с японской прогрессивной общественностью, журналистами и дипломатами. Юрий Гагарин, как всегда, был изобретателен и неутомим. Успех визита превзошел все ожидания. Под занавес пресс-конференции гостей много фотографировали, а они раздавали автографы, приглашали японцев в Москву.

Поскольку в "Неделю Гагарина" я вложил в качестве советника посольства свой скромный вклад, наши дипломаты попросило меня к вечеру заглянуть в Тейкоку-хотеру ("Империал Отель"), ставшей резиденцией Ю. А. Гагарина на эти дни. На столе, естественно, стояла бутылка только что открытого армянского коньяка. Но разговор пошел о другом. Гагарину рассказали, что руководитель с японской стороны встречи - один из лидеров Соцпартии, Сюничи Мацумото, не раз спрашивал, почему в Советском Союзе совершенно забыто имя знаменитого советского разведчика Рихарда ЗОРГЕ, подвергшегося в годы войны казни в тюрьме Сугамо?

Я не преминул воспользоваться случаем и самым подробным образом, в самых ярких красках рассказал о подвиге разведчика и его огромном вкладе в нашу победу над фашизмом. Юрий Алексеевич был захвачен этим рассказом. Вскочив и повернувшись к дипломатам, он горячо произнес: "Это замечательно! Надо немедленно действовать. Пожалуйста, закажите на мои 50 долларов венок с надписью: "Первому разведчику Рихарду Зорге - от космонавта Ю. А. Гагарина!" При этом космонавт добавил: "Я хочу лично возложить венок до отъезда из Токио". Такая поспешность, как нам показалось, была тогда неуместной, и нам едва удалось уговорить не делать этого сейчас, в первый приезд в Японию.

Тогда Гагарин иронично, как он один только умел делать, выпалил: "Все вы - трусы. И ваш посол Федоренко - тоже трус! Вот вернусь я в Москву и доложу Никите Сергеевичу, каких дипломатов-трусов он держит в Токио..." На этом первый разговор с Гагариным о разведчике Зорге был окончен. О последующих событиях, связанных с историей советского разведчика Рихарда Зорге, читатель "ЧП" уже хорошо знаком.

На следующий день Юрий Гагарин с женой и члены его делегации возвращались на том же советском лайнере на Родину. Как одно мгновение промчались семь дней и семь ночей на японской земле. Проводы и расставания всегда для друзей овеяны печалью, а при расставании на чужой земле - они еще более трогательны. Юрий Алексеевич, видимо, тоже с печалью прощался с нами, но, как всегда, шутил: "Мне очень понравилось у вас, в следующий раз приеду на целый месяц, проводить с семьей отпуск..." До свидания, Япония! До свидания, Юра Гагарин!

"Сайионара, мата ирассяй... Гагарин-сан!" - так провожали его японцы.




 Поиск  Стартовая страница > Аномальные явления > Проблемы космоса  Карта